Во время существующего кризиса, и следствия от него, безработицы, растущей преступности среди молодежи и беспробудного пьянства старшего поколения, мы теряем и уже потеряли много человеческих ценностей. На протяжении всей истории человечество не раз переживали подобные моменты, но сейчас, в связи с потоком информации и перенаселённостью планеты, это чувствуется особенно остро. Люди наверное так устроены, что когда становится трудно, то первое, что приходит на ум – это отобрать последнее у ближнего своего и такие понятия, как честность, трудолюбие и помощь становятся неактуальными. Я уж не говорю о добродетели, этот принцип попросту умирает.
Особенно ярко это выражается на отношениях между рабочим и работодателем. И недавно, трудоустраиваясь в поисках хлеба насущного, я оказался свидетелем таких отношений.
Придя по объявлению в некую фирму Л.., чтобы устроиться экспедитором, я попал в неразбериху, о которой до сих пор вспоминает моя спина. Сначала мне отказали, хотя объявление шло 2-ю неделю. Я не понял причину отказа и попробовал уговорить начальника базы. Мне удалось. «Ну что ж»,- подумал я, наконец-то нашел работу по своему профилю, хотя с молодости этим не занимался. Однако, придя утром на разнарядку, задумался. Всё оказалось совсем не так, как в то время, когда я работал. Экспедиторов и грузчиков было человек пятнадцать вместе взятых. Все столпились у бытовки, и вышел, скажем: господин В.. . Он провёл перекличку, как в зоне, и удалился. Потом начался рабочий день. Меня посадили на машину в паре с одним из старожилов. Паренёк работал в этой конторе полтора года. Как я узнал позже, это был довольно внушительный срок для такой работы. Он посвятил меня в некоторые детали.
Итак, работа проходит следующим образом. Начнём с того, что машины, а их в фирме около семи, точно сказать не берусь, загружаются почему-то ночью. То есть, без присутствия того человека, который, развозя товар по магазинам, будет ответственен за него. Для загрузки всех машин есть специальный ночной экспедитор, для чего он нужен, я тоже не понял, при наличии двух кладовщиков, но как-то случайно оказалось, что это брат господина В.. .
И так получается, что дневной экспедитор, расписываясь за товар об ответственности за него, точно даже не знает, отойдёт ли у него всё по фактуре. Отойдёт хорошо, а вот если нет, то с него взимается стоимость не доставленного в двойном размере. Это ли не дикость? Оказывается, нет - распоряжение господина В. Для чего? Ответим: таким образом: господин В попросту режет зарплату своим подчинённым вместе с братом, ещё и принося прибыль хозяину фирмы остатками товара. Вопрос второй, видит ли её хозяин. За месяц, смею вас уверить, набегает прилично. С грузчиками происходит та же история, но в другой ипостаси. Там штрафы за всё на свете, утверждать не берусь за что именно.
И вот долгожданный день зарплаты. Господин В приезжает с деньгами из офиса и вызывает к себе страждущих. А тут оказывается, что из-за вычетов человек получает сумму в три раза меньше обещанного при трудоустройстве, отработав четыре недели с 8 утра до 21 вечера шесть дней в неделю с одним лишь выходным. Представьте ещё, что товара каждый день надо пропустить через руки порядка от 2 до 5 тонн.
Что-то это напоминает, ах да: времена рабовладения. Там тоже рабы трудились шесть дней в неделю от рассвета до заката с одним выходным. С единственной разницей, что тех хоть кормили в течении дня. Да, здесь мы перещеголяли Америку. Интересно спросить у господина В, сколько он получает на этой липовой экономии, но я пишу не об этом. Фирма Л и господин В - это лишь пример из миллиона.
Приведу ещё один. Некий рабочий Д., работающий на одном из сибирских предприятий, принадлежащих московской кампании, решил посетить столицу нашей Родины. Не знаю, где он был, что смотрел в Москве, но факт то, что деньги, бывшие в наличии, у него вытащили. Погоревав немного он вспомнил, что ещё не получал отпускные и справедливо рассудив, что если он работает на москвичей, то вполне может получить деньги и здесь, и отправился в кампанию. Придя туда, он рассказал о своей проблеме и просьбе, вытекающей из неё. Бухгалтера сверили все бумаги, и так как говорил он правду, выдали причитающуюся ему сумму. Каково же было удивление рабочего Д, когда оказалось, что денег ему выдали в три раза больше, чем насчитали дома. Схватив отпускные, рабочий мысленно поблагодарил воров, что его обчистили, и отправился восвояси.
Возникает вопрос: куда пропадают две трети зарплаты рабочих насчитанные в Москве. Как ни крути, а в кампании зарплату насчитывают всем, от директора до технички. И, образно выражаясь, разница между их заработками такая, какая должна быть. Кто на что учился. Почему же на местах эта разница становится в тысячи раз больше? Да ответ прост. Везде сидят вот такие господа В, которые вместе со своей законной заработной платой, норовят отобрать у трудяги, который и расписываться-то толком не умеет, не то что разобраться в ведомости. И, надо отметить, у них это получается всё лучше и лучше. Опять смотрим на Америку, как-никак они раньше всех познали все тонкости капитализма. И видим, что когда-то и у них было то же самое. Что они сделали. Создали профсоюзы, защищающие права рядового рабочего. Кровью ли, убеждением, но они добились своего. А у нас тишина. Нездоровая, но тишина. Интересно послушать на этот счёт мнение директоров кампаний и хозяев фирм, где творится этот беспредел. Богатеют-то в итоге не они, а господа В, те, что за внешней исполнительностью и трудолюбием сеют раздор между рабочим и работодателем. Ведь уволенный человек в конечном итоге винит того, кто дал ему эту работу, т.е. хозяина.
Доколе это будет продолжаться. Сколько ещё господ В выпадет на бедную русскую душу. С развитием капитализма должны же быть какие-то контролирующие органы, созданные из самих рабочих, чтобы представлять свои интересы и следить за балансом в отношениях между рабочим и работодателем, да хоть те же профсоюзы. Я говорю не о тех профсоюзах, что раньше были на любом предприятии и занимались лишь тем, что пропивали взносы, сбираемые с зарплаты у рабочих вместе с директорами. А о серьёзной организации, куда может придти и объяснить ситуацию каждый работник.
Ведь сейчас в любой частной, а последнее время и государственной, конторе слова «Ты уволен, ты меня не устраиваешь» ставят точку для человека, окончательную и бесповоротную. Ни тебе двухнедельного срока для поиска нового места, предусмотренного трудовым кодексом, ни тебе компенсации на какое-то время. Пошёл вон, и всё. Про сокращения я и не говорю. Этим термином господа В прикрываются постоянно, чтобы убрать неудобного для них человека. Порой на предприятии директор даже не знает, что у него идёт сокращение штатов, выраженное одним или двумя увольнением. А это просто вездесущие и всёзнающие господа В затеяли увольнение тех, кто может хоть что-то сказать против них. Им не нужны рабочие, им нужны или безропотные рабы или выполняющие только их волю слуги, что в принципе одно и то же. Так когда наконец мы зададим себе и правительству вопрос: кто же будет присматривать за господами В, довольно быстро жиреющими за счёт рабочего, а нередко и за счёт работодателя.